Рябков: в переговорах Ирана и "шестерки" набран хороший темп

506

15.05.2015 г.

Россия и ее партнеры по "шестерке" (пять постоянных членов Совбеза ООН и Германия) пока не пришли к единому решению по отмене оружейного эмбарго в отношении Ирана. Об этом, передает ТАСС, заявил журналистам замглавы МИД России Сергей Рябков.

"Наши позиции по-прежнему отстоят друг от друга, мы не нашли пока общего знаменателя в этом вопросе, — сказал он. — Мы неизменно стояли и будем стоять на том, что оружейное эмбарго должно быть отменено среди самых первых мер облегчения санкционного прессинга в отношении Ирана. Иного быть не может".

По словам Рябкова, на переговорах Ирана и "шестерки" набран хороший темп. На днях в Сочи в ходе встречи с госсекретарем США Джоном Керри российская сторона обсуждала с американской делегацией иранскую тематику, рассказал дипломат. "Все основные важные сигналы с обеих сторон была направлены, — сообщил он. — Главное — в том, что подтверждена решимость продолжить взаимодействие в интересах выработки договоренностей по этой сложной и застарелой проблеме".

"Надеюсь, что мы завтра (на переговорах Ирана и "шестерки" в Вене) продолжим в этом же ключе обсуждение соответствующих тем с американскими коллегами, которые здесь уже находятся, — добавил Рябков. — Что касается ожиданий, то в отличие от многих предыдущих раундов и ситуаций, когда диалог буксовал, сейчас набран хороший темп".

"Есть уверенность, что через несколько дней мы сможем констатировать дальнейшее приближение к результату, — подчеркнул замминистра. — Раунд в Нью-Йорке на уровне экспертов, а также на уровне замглавы МИД ИРИ Аббаса Арагчи и замглавы внешнеполитической службы ЕС Хельге Шмидт, был весьма и весьма продуктивным, он немножко затянулся, но все это окупилось и оправдалось".

"По большому счету, мы сейчас гораздо меньше озабочены тем, что можем не уложиться в установленный срок и возникнет политический кризис вокруг того, почему не получается договориться", — сказал Рябков.

По его словам, все, что было согласовано в Лозанне, "перекладывается на язык будущего соглашения". "Есть, конечно, трудности, но они те же, что и оставались в Лозанне, когда тот цикл встреч был завершен, и здесь нет ничего неожиданного, драматического и тревожного", — указал Рябков, отметив, что у российской стороны есть свои предложения и текстуальные варианты того, как "с этим справиться". "Понятно, что не все здесь устраивает наших партнеров, но это нормально, — сказал он. — Для нас главное — обеспечить собственные интересы и добиться того, чтобы будущая договоренность в полной мере гарантировала поступательный ход нашего сотрудничества в самых разных областях с Ираном, при этом закрепляла бы в политическом плане, если хотите, позиции и влияние России в международных делах; кроме того, чтобы эта договоренность не создавала вредных, опасных и ненужных прецедентов для международного режима ядерного нераспространения, не оказывала бы избыточного прессинга в плане обязательств расходов, траты ресурсов на МАГАТЭ, независимую роль которого мы очень ценим и которой мы дорожим". "Пока нам удается проводить достойно этот курс", — отметил замглавы МИД России.